Как там на Октоберфесте


Знала бы венценосная чета короля и королевы Баварских, насколько судьбоносным оказалось празднование их брака! Людвиг, сначала наследник престола, а потом и король Баварский на протяжении более двадцати лет, был страстным поклонником итальянского искусства, античности и литературы, слыл изрядным либералом и любил свою жену Терезу, принцессу немецкого герцогства с длинным и непроизносимым названием.

Любовь и девять детей ничуть не мешали королю в его многочисленных увлечениях, в том числе в тех, которые в итоге стоили ему короны. Те самые баварцы, которые столь лихо и усердно праздновали свадьбу своего тогда еще кронпринца, через сорок лет вынудили его отречься от престола в пользу сына, возмущенные непрактичностью и любвеобильностью монарха.

Первый раз

А вот октябрьские гуляния и скачки в 1810 году в честь брачного союза Людвига пришлись баварцам по душе настолько, что на следующий год было решено повторять их и впредь. Луг у городских ворот Мюнхена назвали именем Терезы, скачки отошли на второй план после пива и гуляний, а всей организацией занялся городской совет Мюнхена.

Через полстолетия праздник решили проводить пораньше, не в середине октября, а в конце сентября — начале октября, когда погода стоит более располагающая к гулянию. Фестиваль обрастал традициями, сначала в программу добавили костюмированное шествие, после Второй мировой войны мюнхенский бургомистр получил новую почетную обязанность — в начале каждого фестиваля он должен был взять молоток и открыть первую бочку пива.

В 1950 для этого потребовалось 19 ударов, самый неудачный результат за более чем полувековую историю.

Первый раз праздник не состоялся из-за Наполеоновских войн в 1813 году, потом Октоберфест не проходил в годы эпидемий холеры, войн и гиперинфляции в побежденной Германии.

Как все устроено

Огромный луг Терезы, занимающий 26 гектаров, ежегодно принимает около шести миллионов человек. На 16 осенних дней на нем устанавливают 14 больших и 20 маленьких палаток.

С немецкой дальновидностью и практичностью в них во всех традиционно разливают продукцию исключительно мюнхенских пивоварен, причем качество напитка регулируется еще с начала XVI века специальным законом, который в современной редакции действует и сегодня. Это пиво имеет повышенную крепость — около 6 градусов.

Среди самых больших палаток, которые вмещают свыше 8 000 человек, шатер Winzerer Fähndl выделяется огромной башней с пивной кружкой на вершине, Hofbräu-Festzelt известен одноименным сортом пива и популярностью у американцев и австралийцев, именно в палатке Schottenhamel происходит открытие первой бочки на фестивале, Löwenbräu-Festhalle знаменита своим львом на вершине, Bräurosl имеет свой духовой оркестр, а Augustiner-Festhalle — единственный шатер, который до сих пор хранит пиво марки «Августинер» в дубовых бочках, хотя все прочие производители перешли на металл.

Небольшие шатры вмешают от 100 до 450 человек, в любых палатках на Октоберфесте происходит одно и то же — люди пьют, едят, поют, радуются и стоят в длинных очередях в туалет.

Большим компаниям однозначно стоит заранее озаботиться местами, а паре человек можно положиться на удачу — шанс, что места удастся найти в середине дня во вторую неделю больше, чем в вечернее время в периоды открытия и закрытия фестиваля.

За пределами палаток на лугу торгуют сувенирами и всевозможными сосисками, сладостями и национальными костюмами, переиначенными на гораздо более сексуальный лад. Американские горки и колесо обозрения популярны почти так же, как и пиво, есть специальная территория с детскими кафе и аттракционами.

Плюсы и минусы

Как обычно, одни и те же особенности события для одних являются несомненными плюсами, а других повергают в ужас. Шесть миллионов человек за неполные три недели — это не прогулка в городском парке и даже не московское метро.

Подобная плотность яростно веселого народа означает практически полное отсутствие личного пространства в шатре, где за огромными дощатыми столами сидят лицом к лицу, касаясь локтями.

Наверное, при такой близости людей между собой и таком обилии пива сложно не завязать знакомства и не почувствовать всесокрушающего «мы», которое и манит всех фанатов.

Самые жесткие правила касаются своих напитков — в палатки нельзя проносить даже минеральную воду, а цены на все предсказуемо велики. Цена на пиво в 2013 году едва не доходит до 10 евро за литр.

Цены на все остальное в Мюнхене и окрестностях также взлетают до небес, и за пару месяцев до фестиваля найти номер в отеле дешевле полутора сотен евро за ночь может быть проблемой.

Традиционная беда при большом скоплении народа, связанная с туалетами, есть и на Октоберфесте — сколько бы их ни было, пива выпивается не в пример больше.

Наконец, Мюнхен в эти две недели превращается в иной город, заполненный счастливыми любителями пива, поэтому не разделяющим всеобщего веселья придется нелегко, даже если и не приближаться к лугу Терезы.

Впрочем, озлобленности и желания выяснить отношения в подвыпившей толпе не наблюдается. Немецкая полиция вмешивается редко, но по существу. Во вторую неделю, которая считается итальянской, на помощь приходят карабинеры из Южного Тироля, которые могут урезонивать своих сограждан на родном языке.

Проблемой Октоберфеста странного свойства стала распространенная и где-то даже спортивно-азартная кража стеклянных пивных кружек, в которые разливают напиток в палатках.

Их продают как сувенир везде вокруг, но околофестивальный фольклор и рассказы побывавших возводят банальное воровство в сомнительную доблесть. Местные охранники и полиция борются с этим путем выборочного обыска и просьб открыть сумки.

Анюта, 06.02.2014
Поделиться в соц. сетях