По рекам в сплав (1 часть)


Если в летние выходные проехаться в электричке по Карелии, сложится впечатление, что человечество вернулоськ земноводной форме жизни или разминается передочередным плановым всемирным потопом.

Вагоны набиты людьми, везущими всевозможные водные транспортные средства — каяки, катамараны, рафты, байдарки... на чем тамеще сплавляются? Рафтеры куртуазной ориентации однажды сплавлялись на надувных куклах из секс-шопа.

То был спортивный проект, направленный на пропаганду здорового образа жизни и семейных ценностей. Правда, не все оценили... Наша компания имеет традиционную рафтинговую ориентацию, поэтому мы используем катамараны.

Истоки сплава

Место, выбранное для стоян­ки в самом начале путешествия по реке Лоймола, засухой нам явно не грозило. Еловые ветки едва тлели, каша медленно вари­лась на постоянном поддуве. Лег­кие дежурного работали как куз­ нечные мехи, картонка-махалка нагнетала воздух так, что но­ги повара едва не отрывались от земли. Но сырость победил не огонь, а туристская философия: горячее сырым не бывает.

Катамараны мы начали соби­рать утром следующего дня. Три экипажа — три катамарана, и все разные. Кто-то, собирая раму, связывал дюралевые трубы ре­зиновыми лентами, вырезанны­ми из автомобильной камеры, кто-то — веревочками-закрутка­ми, предварительно вымочен­ными в воде (чтобы растяну­лись сразу, а не потом).

Да и са­ми рамы были неодинаковые: одна сплошь дюралевая, другая из подручного материала — засох­ших на корню тонких березовых стволов, третья — комбинация «дюраль—береза». На раму устанавливают «пулемет» — связку из трех труб, на которой закреп­лено сиденье. С виду действи­тельно напоминает дисковый пу­лемет на ножках. Сиденья тоже различаются: простои кусок дю­раля с приклеенной сверху услов­но мягкой подстилкой, натянутое на каркас надувное кресло, труба в обмотках из чего придется.

Рассматривая такое вычур­ное оснащение, я никак не ду­мал, что и сами суда изготовлены вручную. Только здесь, на бере­гу, облачаясь для первого в жиз­ни сплава, я узнал, что катамаран не только можно, но прямо-таки желательно построить самостоя­тельно.

Вообще же строить судно сле­дует под конкретный тип реки. По мнению некоторых людей, надо делать толстые баллоны, чтобы сплавсредство не зары­валось в пенных котлах. Плотность вспененной воды ниже, и, чтобы тебя из нее вынесло, хорошо иметь повышенное во­доизмещение.

Другие счита­ют наоборот: баллоны должны быть длинными и узкими, что­бы пронзать пенные котлы, раз­вивая высокую скорость. Такие суда и на спокойной воде быст­рее ходят, и при ветре у них па­русность меньше. Кроме ката­маранов народ сплавляется кто на чем: на байдарках, цельно­ литых полиэтиленовых каяках, надувных плотах-рафтах, авиационных спасательных лод­ках — ЛАСах.

Питерские сплав­щики однажды на резиновых женщинах сплавлялись, дове­дя до семиотического нуля древ­нюю морскую идею мистическо­го брака мужского начала команды с женским началом корабля. В общем, у каждого судна — своя философия, свои плюсы и мину­сы, своя специфика.

Что такое каячный сла­лом?

Это движение по порогам с очень сильным перепадом вы­соты. Идешь, как по эскалатору. Где-то в Америке есть ТЭЦ, а мо­жет, даже АЭС, руководство ко­торой в целях демонстрации экологической безвредности своей деятельности построило слалом­ную трассу, пустив по искусст­венному руслу поток воды, кото­рая остужает реактор и выходит горячей.

Там каякеры катаются даже зимой. Не знаю, кого как, а каякеров в Штатах берегут. Хочешь сигануть с водопада — на здоровье, только сообщи вре­мя и место спасательной службе. В момент прыжка над тобой бу­дет летать специальный верто­лет: если ты сломаешь шею, тебя вытащат.

Всякой твари по паре килокалорий

Система жизнеобеспечения сплавщика зажата в тиски эле­ментарных потребностей и жест­кой необходимости. С одной сто­роны, надо что-то есть и пить, в чем-то жить и спать, что-тона себя надевать. С другой сто­роны, кто все это будет тащить? Отсюда быт в стиле минимализ­ма. Пища в идеале скудна и ка­лорийна.

Можно представить сплавщиков питающимися ис­ключительно рыбой и водоросля­ми, однако это не соответствует действительности. У суперспор­тивных рафтсменов обычно нет времени ни на рыбалку, ни на со­бирательство: днем они выпол­няют нормативы, ночью спят. Чайники питаются захваченными из дому кексами. Они не ло­вят рыбу, потому что не уме­ют, и не едят водоросли, потому что противно.

Сбалансированное питание плюс кулинарные излишества, не выходящие за рамки продуктовой раскладки, есть воплощен­ная в продукте мудрость опыт­ных сплавщиков, путешествую­щих ради удовольствия. У них всего всегда в норме. С приготов­лением пищи дела обстоят прос­то: стряпают дежурные по очере­ди.

Каждый закупает еду на всех согласно общей раскладке про­ довольствия и возит ее вмес­те со своими вещами, пока не по­дойдет черед кормить спутни­ков завтраком, обедом и ужином. Харчи делят поровну, но пос­кольку организмы у всех разные, выравнивание идет по верхне­му пределу.

То, что не доедают те, кто есть уже не в состоянии, со­ставляет «неучтенку» — ее вы­ставляют на стол дополнитель­но. Остальное выдают по нор­ме. Кроме трехразового питания организуется перекус на воде — «буфет»: сухофрукты, конфе­ты, орехи. Впрочем, система пи­тания варьируется в зависимости от традиций конкретной группы. Как рассказывал каякер, у них рацион высчитывала специально для это­го написанная компьютерная программа. Однажды умная ма­шина выдала раскладку для птиц или гномов — по 15 граммов пшенной крупы в день.

В команде питают­ся два раза в день, а на воде пере­кусывают энергоемкой бастур­мой. При минимальном объеме она дает максимальное количес­тво килокалорий. Но, по-моему, обед в середине дня — это гуман­но. Можно, в конце концов, лиш­ний раз вылезти из своих гидроштанов.

Guz, 25.11.2013
Поделиться в соц. сетях