Хэллоуин


Овеянный приятной потусторонней романтикой, Хэллоуин позволяет и поощряет выпускать пар – быть злым можно, принято и даже почетно в ночь с 31 октября на 1 ноября. Легкая и не требующая чего-то рискованного оппозиционность традиционным ценностям льстит самолюбию и греет душу – побыть «не таким, как все», любят многие.

Пренебрегать экспортным праздником, предлагающим самую безобидную форму проявления социального нонконформизма и бунтарства, просто смешно – куда еще могли бы направить агрессивный выплеск все эти разукрашенные черти и злобные ведьмочки, которыми полны бары и клубы в ночь Хэллоуина?

Кельты, с которых все началось, делили год на две части, проводя границу по осеннему окончанию сбора урожая. Месяц ноябрь, или «самайн» в кельтских языках, со временем дал название празднованию Нового года.

Однако нет никаких указаний на то, что измученным страдой кельтам не хватало драйва и они придумывали себе колдунов и ведьм в этот день. Вероятнее всего, лишь в X веке, когда хронисты писали о прошлых языческих празднествах, они слегка приукрашивали ужасы неверующих и от души добавляли жути.

Как это возникло

А за несколько столетий до этого при христианизации языческий Самайн традиционно заменили христианским аналогом – Днем всех святых. Ведь жизнь крестьян, что с христианством, что без него, все равно подчинена сельскохозяйственному циклу, и сама традиция смены деятельности, а значит, и сопровождающие ее празднества сохранятся независимо от господствующего культа.

Протестанты унаследовали дату общего поминания всех святых, и по всем Британским островам ночь между 31 октября и 1 ноября стала особенной. Сюда же добавился и обычай выпрашивать сладости и угощение в обмен на поминальные молитвы – бедняки, которые могли лишь молиться, обещали за кусок хлеба наведаться на кладбище в День всех святых 1 ноября и вспомнить о чьем-то умершем родственнике.

Наше время

Сегодня обычай выродился в детское развлечение, принятое в англосаксонских странах, когда ряженная в костюмы детвора выпрашивает сладости или шутливо обещает гадости (trick-or-treat).

Наконец, распространенная в Америке тыква заменила традиционные в Ирландии брюкву или репу, из которых вырезали светильники для защиты от злых духов в Ночь всех святых. Этот обычай пошел от старой легенды об ушлом и вечно пьяном кузнеце Джеке, который пару раз обманул самого дьявола.

По всем законам сказки хитрый герой заставляет простодушного черта сначала обратиться монеткой, а потом залезть на дерево за фруктами. В обоих случаях ирландец не соблюдает условий договора и клеймит дьявола крестом, выторговывая у него обещание спокойной жизни и приличные условия будущего посмертия.

Но когда смерть к нему все же приходит, Джек оказывается между мирами – в рай его отказываются брать наотрез, а путь в ад для него закрыт сатаной. Так и бродит с тех пор несчастный Джек по земле, спрятав тлеющий уголек в корнеплоде.

Все вместе срослось в родной и любимый для носителей английской традиции праздник, радующий детей и взрослых. Его экспорт в места, где подобной традиции не существовало, неизбежно вызывает вопросы.

Долгая история, в течение которой Хэллоуин стал уделом детворы и молодежи, позволяет англиканской церкви, протестантам и католикам в массе своей смотреть на костюмы всякой нечисти и привидений как на детскую радость – и только. Католичество даже не отрицает старую связь празднований с христианством.

Однако ультраортодоксы есть везде, и на Западе в том числе, и некоторые религиозные движения и секты гневно порицают разгул языческих страстей по мертвым. С этим нередко связывают и чисто американский социальный феномен из 80-х, когда идею о глобальном сатанинском заговоре сильно продвигали по телевидению лидеры некоторых течений протестантизма.

Страсти вокруг очередного заговора, которого, как считает ФБР, и не было вовсе, в период перед Хэллоуином тоже накаляются. Российские церковные деятели, причем независимо от конфессии, привычно не одобряют любые отсылки к нечистой силе и разгулу зла.

Самого пика торжество достигает, конечно же, в США и Канаде – там украшения домов и зданий приобретают все более и более экзальтированные формы. Вплоть до того, что на улицах тихих пригородов появляются натуралистично сделанные муляжи повешенных и фигуры главной любимицы – смерти с косой.

Естественно, все это сопровождается обильным осенним декором из тыкв, ягод, венков и веток. В «одноэтажной Америке» дети в течение всего дня 31 октября бродят от дома к дому и требуют конфет; в больших городах, где многоэтажки не оставляют никакого шанса на богатый улов, ватаги детворы обходят обычные магазины и торговые центры.

Магазины, которые еще совсем недавно славно заработали на американском предпраздничном безумии – второй по объему продаж праздник после Рождества в Америке! – беспрекословно насыпают конфеты в ведерки оранжевого цвета всем желающим.

Германия, Франция и Англия радостно продают свои древние замки с привидениями на радость туристам и устраивают экскурсии, ночные бдения и прочие аттракционы – столько старых зданий с непростой историей!

Среди жителей Хэллоуин отмечают на родине – в Великобритании, где ночами жгут костры, запускают фейерверки и снаряжают детей в поисках конфет.

Анастасия Селезнева, 12.02.2014
Поделиться в соц. сетях